Косвенные убытки в российском праве. Страхование косвенных убытков. Преимущества бесплатной юридической консультации у нас

Косвенные убытки в российском праве. Страхование косвенных убытков. Преимущества бесплатной юридической консультации у нас

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

Суды продолжают рассматривать значение «косвенных потерь» в ограничении положений об ответственности и о том, должно ли применяться традиционное юридическое значение или значение обычного языка. Предложения об исключении в контракте направлены на исключение ответственности стороны за определенные виды потерь. Крайне важно, чтобы эти статьи были разработаны четко и без двусмысленности, если они должны быть эффективными. Вероятно, они включают как прямые потери, так и косвенные потери.

Риск плохо сформулированной статьи об исключении заключается в том, что судам дается толкование ее значения, что может часто приводить к решению, которое оставляет одну сторону, подвергшуюся непредвиденным обязательствам. Еще раз толкование положений об исключении, ограничивающих ответственность за «косвенные убытки», было представлено суду.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Комментарий к статье 393

1. Комментируемая статья устанавливает наиболее общие правила, касающиеся последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Эти последствия означают наступление ответственности за нарушение обязательств.

Как и во всех делах об ограничении ответственности, это решение вращается вокруг точной формулировки статьи, но судья согласился с тем, что, прочитав в целом, можно видеть, что статья имела более широкое значение финансовых потерь, вызванных гарантированными дефектами, выше и помимо стоимости замены и ремонта физического ущерба. Соответствующий пункт должен был действовать как полный код, в соответствии с которым исключается всякая ответственность за убытки сверх тех, которые были приняты судостроителем ответчика.

Суды в прошлом толковали фразу «косвенные потери» узко, используя традиционную интерпретацию, изложенную в Хэдли в Баксендейле, часто в попытке добиться того, что воспринималось как справедливый результат. Это особенно справедливо для коммерческих контрактов, заключенных между сложными партиями. Этот случай служит дополнительным руководством в отношении подхода судов к толкованию фразы «косвенных потерь» в статье исключения и разрабатывает дискуссию о том, следует ли термину дать свое традиционное юридическое определение или интерпретироваться с использованием определения «естественного языка».

2. В отношении размера подлежащих возмещению убытков действует общий принцип, заключающийся в необходимости их полной компенсации. Это означает, что подлежат возмещению все причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства или причинением вреда убытки независимо, например, от характера вины или имущественного положения причинителя. Вместе с тем на объем обязанности должника возместить убытки влияет ряд факторов, как вытекающих из закона (см., например, ст. 404 ГК), так и из основанных на соглашении сторон, например об исключительной неустойке. Принцип полной компенсации причиненного ущерба означает также, что, хотя возмещению подлежат любые материальные потери потерпевшей стороны, возмещение убытков, однако, не должно обогащать ее. Иными словами, при определении размера подлежащей выплате компенсации в связи с нарушением обязательства должны быть приняты во внимание те материальные выгоды, которые образовались у потерпевшей стороны в результате того, что ей не пришлось исполнять свою часть обязательства, например в связи с тем, что договор был расторгнут ею по причине его нарушения контрагентом. В частности, такая выгода может выступать в виде расходов, которые она избежала, не исполняя свое обязательство, например расходы по транспортировке и страхованию товаров, которые она должна была поставлять своему контрагенту, если бы договор оставался в силе.

Это полезное напоминание о необходимости тщательного изложения таких положений четким и недвусмысленным образом, который точно отражает намерения сторон в отношении того, какие виды потерь исключены. Прецедентное право установило традиционную интерпретацию значения «косвенных потерь» в положениях об исключении. Принципы договорного права описываются под двумя конечностями.

Первая конечность относится к прямым потерям - «потерям, возникающим в ходе обычного хода вещей», к тем претензиям, которые возникают естественным образом в результате нарушения. В более исключительных обстоятельствах и под второй конечностью являются «косвенные» убытки или «косвенные убытки» - «убытки, которые могут возникнуть в результате особых обстоятельств дела». Это особые убытки, которые могут быть возмещены только в том случае, если другие стороны знают об этих обстоятельствах и если они были разумно рассмотрены сторонами на момент заключения договора как вероятный результат нарушения. Владелец судна потребовал компенсацию от судостроителя за расходы на ремонт и расходы, вызванные сбоем двигателя.

3. Общие положения, относящиеся к понятию убытков, установлены в ст. 15 ГК. Должник путем возмещения кредитору убытков должен восстановить имущественное положение кредитора, которое существовало бы при отсутствии нарушения обязательства или причинения вреда. Кодекс проводит различие между денежной компенсацией, представляющей возмещение имущественных убытков, с одной стороны, и возмещением морального вреда, с другой стороны. В отношении возмещения морального вреда применению подлежат особые положения (ст. 151 ГК). В случае если нарушение обязательства или причинение вреда сопровождается также и нанесением морального вреда, возмещение должно осуществляться в соответствии со ст. ст. 5 и 15 ГК на комплексной основе.

Владелец судна также заявил о потере стоимости судна после инцидента. По вопросу о нарушении трибунал обнаружил, что, хотя судостроитель несет ответственность за некоторые причинные дефекты, главный инженер был небрежным в том, что он не реагировал на тревоги, которые замедляли бы двигатель.

Это означает, что не все потери могут быть восстановлены. Владелец судна обжаловал арбитражное решение в Высоком суде. Судья подтвердил, что, хотя положения об исключении больше не читаются узко, слова должны иметь свое обычное значение. Фраза «косвенные или особые потери, убытки или расходы» не означает те потери, которые попадают во вторую конечность. Скорее пункт имел более широкое значение финансовых потерь, вызванных гарантированными дефектами выше и выше замены и ремонта физического ущерба.

4. Наличие подлежащих возмещению убытков должно быть доказано лицом, предъявляющим требование об их возмещении. Возмещению подлежат убытки, явившиеся непосредственным и, что особенно важно, неизбежным следствием нарушения должником обязательства или причинения вреда. Такие убытки на практике часто называют прямыми в отличие от косвенных, которые в силу их известной отдаленности от фактов нарушения должником обязательства (причинения вреда) не подлежат возмещению. Под отдаленностью понимается пространственно-временная зона, находящаяся между фактом нарушения должником обязательства (причинения вреда) и косвенными убытками, заполняемая прямыми убытками. Косвенные убытки без прямых убытков не существуют. Возмещение прямых убытков, являющихся следствием установления «непосредственно-неизбежной причинной связи» с фактом нарушения обязательства (причинения вреда), включает в себя возмещение как реального ущерба, так и упущенной выгоды. Наличие данной причинной связи доказывается лицом, требующим возмещения ему причиненных убытков.

Поэтому требование об уменьшении стоимости было исключено как косвенная потеря. Ответственность судостроителя ограничивалась ремонтом дефектов и физическим ущербом, причиненным ими - финансовые потери в результате физического ущерба были исключены. Было указано, что в соответствии с контрактом положение об исключении предназначено для использования в качестве полного кода, в соответствии с которым исключается всякая ответственность за убытки сверх тех, которые были признаны судостроителем ответчика.

Необходимо учитывать все известные типы ущерба от наводнений при анализе риска наводнений и оценки ущерба от наводнений. Поэтому необходимо указать различные типы ущерба от наводнений, которые необходимо задействовать в анализе. Термин «ущерб от наводнений» относится ко всем видам вреда, вызванному наводнениями. Потери наводнения подразделяются на следующие общие категории.

5. Лицом, имеющим право требования о возмещении убытков, является тот, кому причинен имущественный ущерб в результате нарушения обязательства или причинения вреда. Так, если речь идет о нарушении договорных обязательств, то управомоченным на возмещение убытков является сторона в договоре. Третьи лица, которые оказались экономически затронутыми нарушением обязательств, например контрагенты кредитора, не вправе, как правило, предъявлять требование к нарушителю обязательства. Исключения из данного правила могут быть предусмотрены законом или договором.

Потеря незаменимых предметов, таких как семейные фотографии; Стресс, вызванный самим потопом; Временная эвакуация дома, в то время как повреждение восстанавливается; Разрушение, вызванное наводнением для жизни отдельного домохозяйства и общества в целом; и Влияние наводнений на физическое и психическое здоровье пострадавших. Исследования, проведенные в прошлом, показали, что социальные последствия могут быть более важными для жертв наводнений, чем финансовые потери, которые они страдают.

Дело было предварительным вопросом о толковании положения об исключении. Судья отметил, что претензия в отношении упущенной выгоды может быть прямой или косвенной потерей. Это будет прямая потеря, если в момент заключения контракта она, скорее всего, возникла в результате нарушения. Это будет косвенным, если на момент заключения контракта были известны обстоятельства, известные для выключателя контракта, так что нарушение может привести к увеличению потерь.

Так, примером в данном случае могут служить отношения, возникающие из договора комиссии. При нарушении договора, заключенного комиссионером с третьим лицом, со стороны третьего лица, экономический ущерб возникает у комитента, который, однако, не имеет права обратиться с требованием к третьему лицу, с которым он не связан договором. Комиссионер, вместе с тем, хотя и не является лицом, фактически понесшим ущерб из нарушения договора, тем не менее имеет право требовать возмещения убытков, понесенных комитентом. Данное положение имеет большое практическое значение в условиях рыночных отношений, в которых торгово-посреднические отношения выполняют важную роль.

В пункте 1 соглашения указано, что ни одна из сторон не несет ответственности за косвенные или косвенные убытки. Пункт 7 ограничил прямые потери до 1 миллиона фунтов стерлингов. Судья видел двусмысленность в пункте 1 из-за слов в скобках. Однако он пришел к заключению, что 1 исключает косвенные убытки. Но сумма, которая потенциально могла быть восстановлена, была ограничена шапкой.

Он пришел к своему заключению по следующим причинам. Если бы оно предназначалось для обеспечения того, чтобы все претензии по упущенной выгоде считались косвенными и поэтому исключались, было бы относительно легко разработать для этого. Они были объяснением этого, а не попыткой поместить прямую потерю в косвенную категорию. Четкие четкие слова должны использоваться для того, чтобы опровергнуть предположение о том, что ни одна из сторон не намерена отказываться от каких-либо средств правовой защиты в случае нарушения договора, вытекающего из действия закона. Слова в пункте 1 четко не указывают, что стороны намеревались отказаться от требования о прямой упущенной выгоде. Наиболее вероятной потерей была упущенная выгода и строительство контракта, который позволил претендовать на эту прямую потерю, соответствовал здравому смыслу бизнеса. Слова в скобках были подчинены фразе «косвенные или косвенные потери». . В этом решении подчеркивается, насколько важно тщательно составлять положение об исключении, считая потери, которые могут возникнуть в результате нарушения.

6. Положения п. 3 комментируемой статьи о ценах, применяемых при определении убытков, преследуют цель обеспечения интересов сторон, прежде всего кредитора, в получении полной денежной компенсации того ущерба, который они могут понести в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств одной из сторон или причинения вреда. Особенно это важно в условиях рыночной экономики с ее постоянно изменяющимися ценами на товары, услуги, работы и банковские кредиты. В зависимости от того, как возмещаются убытки — добровольно или принудительно, предусматриваются три последовательных варианта цены, на основании которой определяются данные убытки. Если требование кредитора об убытках удовлетворяется должником добровольно, при расчете убытков применяются цены, существовавшие в месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день удовлетворения должником указанного требования; при отказе должника в удовлетворении такого требования — цены, существовавшие в день предъявления в суде иска.

Если стороны хотят исключить все претензии, связанные с упущенной выгодой, оговорка должна быть четко и недвусмысленно составлена, чтобы сказать это. В случае возникновения проблем с разработкой возможно, что убытки будут понесены потерпевшей стороной. Например, расходы на ремонт, потерю арендной платы, упущенную выгоду и так далее. Сторона, которая страдает от потери, может попытаться восстановить ее у той стороны, которая ее вызвала. В соответствии с общим законом о небрежности потери, которые являются чисто экономическими, обычно не подлежат возмещению, но по договору они могут быть в зависимости от формулировки контракта.

Наконец, исходя из конкретных обстоятельств, суду предоставлено право по требованию заинтересованной стороны применять для расчета возмещаемых убытков цены, существующие в день вынесения решения. Очевидно, что это право суд должен использовать лишь тогда, когда такое решение будет способствовать полной компенсации понесенных убытков. Содержащиеся в п. 3 нормы о цене, применяемой при определении убытков, имеют диспозитивный характер. В законе, ином правовом акте, а также в договоре могут быть предусмотрены иные правила о применении цен при расчете убытков.

Общая позиция в отношении убытков, возникших в результате нарушения контракта, была установлена ​​по делу Хэдли в Баксендейле, где суд постановил, что потерпевшая сторона может взыскать убытки, которые разумно могут возникнуть естественным образом из-за нарушения контракта в обычном ходе вещей, или убытки, которые, хотя они не могут возникнуть естественным образом из-за нарушения, могли быть разумно предусмотрены сторонами договора в момент их заключения в этот контракт.

Убытки, которые являются необычными, особыми или маловероятными, обычно считаются слишком «отдаленными» для возмещения, если только особые обстоятельства не были известны в момент заключения контракта, независимо от того, были ли они вызваны нарушением. Если бы это было не так, возникла бы почти неограниченная ответственность за потери, которые были полностью непредсказуемы.

Если в месте, где обязательство должно быть исполнено, отсутствует текущая цена на конкретные товары или услуги, вполне допустимым в таком случае представляется применение цены, существующей в месте, которое может быть признано адекватным в целях получения информации о соответствующих ценах. Доказательством цены, существующей в определенном месте, могут служит как цены конкретных сделок, что наиболее характерно для организованных сегментов рынка, например при торговле биржевыми товарами, так и справочная информация о текущих ценах, получаемая от авторитетных в данной области предпринимательской деятельности организаций, в частности торгово-промышленных палат.

Однако эта позиция остается довольно открытой и оставляет много неопределенности относительно того, можно ли «разумно предусмотреть» потерю в момент заключения контракта. В результате, чтобы обе стороны могли конкретно понять те потери, которые будут возмещены, очень важно, чтобы они были четко и ясно изложены в контракте.

Подрядчики и консультанты, вероятно, захотят ограничить возмещаемые убытки в качестве гарантии по стоимости ремонта. С другой стороны, клиенты могут утверждать, что подрядчики и консультанты должны быть в состоянии предвидеть последствия нарушения контракта и, таким образом, должны позволять восстанавливать косвенные убытки.

7. В п. 4 комментируемой статьи устанавливаются требования к кредитору по определению упущенной выгоды дополнительно к тем, которые предусмотрены ст. 15 ГК. В период действия обязательства он должен был предпринять необходимые меры и сделать нужные приготовления (заключение соответствующих договоров, подготовка производственного оборудования и т.п.) для обеспечения получения доходов, подпадающих под понятие упущенной выгоды. Иными словами, кредитор должен доказать, что он располагал реальными условиями для получения указанных доходов при условии надлежащего исполнения обязательства должником. Аналогичные требования применяются к взысканию упущенной выгоды и в обязательствах по причинению вреда.

Возможно, стоит оценить, какие потери могут возникнуть перед составлением контракта, а также четко определить в контракте, что представляет собой нарушение. Содержание этих страниц отвечает за. Они не включают предложение о продаже залога и не могут использоваться в качестве основы в связи с инвестиционными решениями.

Информация об этих интернет-страницах предоставляется без каких-либо гарантий. Авторские права на все изображения и информацию, содержащиеся на этих интернет-страницах, являются, насколько они воспроизводимыми, защищены авторским правом или другими правами промышленной собственности.

Я, скорее всего, своим постом не открою Америку для многих. Но всё равно напишу его, ибо в какой-то степени Америка открылась для меня.

В связи с одним договором пришлось тут разбираться с понятиями прямых и косвенных убытков, а также еще и с т.н. предвиденными убытками. Со студенческой скамьи четко уяснила себе, что убытки делятся на реальный ущерб и на упущенную выгоду. Но вот с прямыми и косвенными убытками, да еще и с предвиденными убытками память меня подвела.

Почитала судебную практику и комментарии и пришла к следующим выводам.

Существует объективная необходимость оградить возможность взыскания с лица, совершившего гражданское правонарушение, всех-всех-всех убытков, которые так или иначе возникли в результате его правонарушения. Тут я вспомнила фильм "Эффект бабочки," которые наглядно показывает, какие последствия могут наступить в будущем из-за малейшего уклонения от намеченного плана в настоящем. Так вот, с правонарушением так же. Из-за определенного правонарушения в настоящем могут возникнуть коллосальные убытки в будущем, взыскивать которые с правонарушителя, наверное, будет несправедливым.

Чтобы оградить возможность взыскания всех убытков и были задуманы концепции прямых/косвенных убытков и предвиденных убытков. Замечу, что это две разные концепции, но они служат одной и той же цели - чтобы на правонарушителя не вешали, так сказать, "всех собак."

Сначала про прямые и косвенные убытки. Тут всё просто. Если правонарушение является непосредственной и исключительной причиной убытка, то перед нами прямой убыток. И он взыскивается с правонарушителя. А если наряду с правонарушением убыток вызвали и иные обстоятельства, то перед нами косвенный убыток. И он не взыскивается с правонарушителя. Таким образом, деление убытков на прямые и косвенные - это ни что иное как характеристика причинно-следственной связи между фактом правонарушения и наличием убытков. Эта связь должна быть непосредственной и исключительной, чтобы потерпевшая сторона могла расчитывать на возмещение убытков.

Теперь про предвиденные убытки. Основной документ, в котором они упоминаются, - это Венская конвенция о международной купле-продаже товаров. Там говорится, что взыскать можно только те убытки, которые нарушившая сторона предвидела или должна была предвидеть на момент заключения договора. Таким образом, чтобы не взыскивать с правонарушителя всё-всё-всё, концепция предвиденных убытков предлагает учитывать субъективное знание правонарушителя о негативных последствиях в результате нарушения им договора. Если знал (или должен был знать), то взыскиваем. Если не знал (и не должен был знать), то не взыскиваем.

В российском праве концепция предвиденных убытков пока не применяется. Но в юридической литературе есть мнения, что ее желательно ввести. Только вот интересно, как она тогда будет соотносится с концепцией прямых и косвенных убытков...

Кстати, есть замечательная работа моего уже бывшего коллеги Всеволода Владимировича Байбака про предвиденные убытки. Она называется "Предвиденность убытков как критерий ограничения ответственности за нарушение договора." Там очень всё понятно и толково. Если кто интересуется этой проблематикой, советую почитать.

Пока всё))) Всем хорошего и продуктивного дня!

Похожие статьи
Заказать звонок

© 2018 tallks.ru. Развод, алименты, оформление документов.

x

x
x
Ваша заявка принята
Спасибо
Ждите звонка
x